A “Fire Kiss” of the Olympic Torchbearer Ksenia Vdovina

An outstanding Russian sportswoman, 400 m sprinter, member of the Russian Olympic team, and an Olympic torchbearer Ksenia Vdovina (who ran recently with the Olympic Torch in Bedford, UK) was interviewed in Cambridge by a writer and journalist Carina Cockrell.

The interview is below, in Russian. Also, please take a moment or two to enjoy a colourful photographic account of Ksenia Vdovina’s stay in Cambridge and the Olympic Torch relay in Bedford on 8th July 2012.

В субботу вечером раздался звонок. Звонила Таня Юрасова из Русского общества Кембриджа – CamRuSS.

-Карин, тебе когда-нибудь приходилось встречаться с живыми олимпийскими факелоносцами?

-?!

-Не хочешь взять интервью у российской факелоносицы Ксении Вдовиной, которая, кстати, сейчас в Кембридже? – Татьяна продолжает, чувствуя мое замешательство:

– Ну ты же знаешь: факелоносцы – они передают по эстафете олимпийский огонь, зажженный в Греции, от полуденных лучей солнца. Называется момент передачи огня от одного факела к другому – «огненный поцелуй». Один из спонсоров и организаторов этого мероприятия – компания «Кока-кола», они пригласили спортсменов из многих стран мира. От России приехала Ксения Вдовина. Кстати, она родом из Липецка, почти твоя землячка (я – из Воронежа). Ксения бежит с факелом в Бедфорде – завтра в шесть часов утра! Подъезжай потом во второй половине дня в Кембридж на чашку чаю?

Выясняется, что Ксения Вдовина не только заслуженный мастер спорта России, не только чемпионка России и Европы в беге на 400-метров, но и юрист по образованию, и, наконец, «просто красавица!». Ксения – в списке пятнадцати красивейших спортсменок России по голосованию читателей журнала «PRO-спорт». О ней недавно написали целую страницу в «Космополитан», не отстаёт и Harper’s Bazaar, и некоторые другие глянцевые российские журналы.

(Я уже в легкой панике: во-первых, думаю, придется продираться через заслон глянцево-звездного высокомерия, во-вторых, при моем росте для того, чтобы находиться на уровне глаз этой собеседницы, каблуки, поди, нужны высотой с лондонский Shard…)

На следующий день весь мой путь в Кембридж напоминал прохождение под сплошными струями гигантской автомойки. Подумалось: не простудилась бы липецкая красавица под нашим «альбионским душем» в шесть утра. И еще подумалось: а что будут делать, если факел ей дождем зальет? Огонь-то священный. Зажигать же его можно, как я уже выснила, только в Греции, зеркалами от полуденных лучей…

Ксения Вдовина. Приятное, открытое лицо без косметики. Едва заметные веснушки. Улыбается, никакого высокомерия. Очень естественна. Тело подтянутое, как у гепарда, ни грамма жира. Голос был действительно чуть хрипловатый – наша погода хоть какого атлета проберет.

В руках Ксения держала зачехленный в парусину продолговатый предмет.

-Неужели….это он и есть?

К.В: Да, это факел (с гордостью развязывает чехол, демонстрирует заветный золотистый сетчатый цилиндр с олимпийской символикой и надписью London 2012). Каждому факелоносцу он остается на память. На всю жизнь.

-Ксения, все в порядке с «поцелуем огня», состоялся? Британским ливнем факел не залило?

К.В: Нет, когда бежала, слава Богу, дождь прекратился. Все в порядке.

Мы расоположились в старинном кембриджском кафе “Фитцбиллиз”. Факел положили на стол, в уголок. От чая Ксения отказалась, уже не говоря о пирожных – строжайший режим: «Все после олимпиады, пока – нельзя…».

-Ксения, твои чувства, когда тебе объявили, что именно ты понесешь Олимпийский огонь?

К.В: Радость до слез. Мама вообще рыдала от счастья по телефону. Это же заветная мечта любого спортсмена, а конкуренция в России за эту честь просто невозможная. А теперь – ощущение причастности к истории, к самому большому на свете спортивному праздник. Это то, что внукам потом можно показывать: «Вот бабушка какая была.» (смеется, от чего лицо становится трогательно детским). Мама дома полки большие сделала, все призы мои хранит, все медали, кубки мои вот теперь факел на самом почетном месте будет.

-Так может, не только факел. Может, рядышком еще и олимпийское золото…?

К.В: На это тоже есть надежда. Всегда есть. Как говорил Бубка: пока осталась хоть одна попытка, есть и надежда.

-Значит, мама- главный болельщик?

КВ: Да, самый главный, самый первый, самый самоотверженный. Она меня всегда во всем поддерживала. Спорт она сама с детства любила и занималась в юности. Профессией это не стало, жизнь ее сложилась иначе, но мечта была. Потом эта мечта передалась мне.

-Как складывались отношения с тренерами?

КВ: Тренеры – это больше, чем родители. С тренерами ты круглые сутки, с детства – на сборах, везде. Они имеют на тебя такое влияние, даже больше, чем родители. Ругают тебя, верят в тебя, не дают распускаться, помогают достигать того, во что и сам поначалу не очень веришь. Начала я со спринта, а потом мой липецкий тренер Геннадий Васильевич Колесников, сейчас покойный,  увидел во мне задатки прыгуньи, мы с ним попробовали потренироваться месяц, и за месяц я выиграла чемпионат России в своем возрасте. Неожиданно и скоропостижно Геннадий Васильевич Колесников скончался и я перешла к его ученикам, Литвиновым, и бегала под их руководством уже до 18-летнего возраста. Прыжки прыжками, они полезны были для формирования характера, а спринт я бегала всегда. Потом мы с тренерами решили, что надо прыжки оставить.

-Почему?

Потому что для девочки прыгать в любую погоду, в дождь, в холодную яму и т.д. – не самое лучшее для ее здоровья как будущей матери.

-Это для тебя важно –стать матерью?

К.В: Очень важно.

-Как ты пришла к дистанции именно в 400 метров?

К.В: Я бегала на 200 метров два года без видимого результата –  были травмы, реализовать себя на этой дистанции я просто не могла, хотя и долго не сдавалась. А 400 метров три года назад я считала непосильной для себя дистанцией – я же спринтер, а 400 метров – вдвое большая дистанция, там другой подход, другая стратегия. Но в итоге надо было решаться. И дело пошло! А в беге на 200 метров вообще сложно чего-либо добиться в мировом масштабе, потому что на этой дистанции царят чернокожие американки. Их скоростные качества очень трудно превзойти белокожему человеку. Эфиопы очень сильны, кенийцы. Причем интересно, что задатки бегунов ведь не у всех  в Эфиопии или Кении, а вот есть небольшие области, городки и села в этих странах, где из поколения в поколение рождаются гениальные спринтеры.

-Что самое трудное в беге?

К.В: Последние четыре секунды дистанции. К этому моменту все химические реакции организма доходят до предела, молочная кислота в мышцах достигает высшей концентрации. Говорят, если в этот момент у спортсмена взять анализ крови, то он будет – за гранью жизни. Такая скорость, такое напряжение очень тяжелы для организма, он просто кричит: «Остановись!» Но надо делать усилие и бежать с наивысшей скоростью как раз эти последние четыре секунды. Это даже не боль, а…Объяснить это ощущение невозможно.

-В Липецке были все условия для заниятй?

КВ: До тех пор пока не закрыли крытую беговую дорожку и на этом месте не построили торговый центр. Остался только открытый стадион. А при минус двадцати не побегаешь.

-Твои впечатления от Англии?

КВ: Мне нравится Англия. Я здесь второй раз, и совершенно никаких разочарований. Лондон показался настолько замечательным, что дух захватило. Величественные здания, Темза. Вот с Парижем было иначе, хотя по-французски я говорю лучше, чем по-английски, изучала французский в лицее 11 лет. Возможно, это зависело от моего тогдашнего настроя в Париже, но Англия понравилась больше. Я много читала о периоде правления Генриха VIII и Елизаветы I. На мой взгляд, это было в Англии самое интересное время. И в Кембридже оно так чувствуется на каждом шагу.

-Как отдыхаешь? Есть время на чтение?

КВ: Тренируюсь по 5 часов в день, и заметила – чем больше дел, тем больше успеваешь. Читаю запоем с детства- классику, историю очень люблю, сейчас читаю книги по эзотерике. Отдыхать люблю в зарубежных поездках, где можно поплавать, понырять в теплом море.

-Представь, что тебе можно есть асболютно все, без всякой оглядки на калории. Первое блюдо, которое бы ты приготовила или заказала?

-Пасту с морепродуктами. Большую тарелку. И молочный шоколад. Много молочного шоколада (смеется)

-Ты суеверна? У тебя есть талисман?

Вообще я верующая, хожу в церковь, знаю молитвы. Талисмана нет. Но когда я ухожу на состязания, мне необходимо, чтобы в доме или в гостиничном номере оставался полный порядок, вся одежда разложена по цвету, вся посуда на кухне – на своих местах, ну и так далее. Если мой бойфренд что-нибудь сдвинет, поменяет в моем порядке, я его убить готова. (смеется)

-Твой друг – тоже спортсмен?

КВ: Да, бывший атлет, но ушел из спорта. Сейчас – в олимпийском комитете.

-Где ты видишь себя через пять, десять лет?

КВ: Мамой- это непременно, я к материнству уже внутренне готова. Хотелось бы троих детей. Мы поэтому сейчас ездим с моим другом в экзотические страны – Бали, Таиланд итд: когда родятся дети, так далеко уже не поедешь. А вообще представляю жизнь своей семьи поблизости от города, но достаточно далеко от него. Чтобы было тихо, и много зелени, и не было суеты, и дом – с большим участком, и чтобы с нами жили животные – собаки, лошади. Очень люблю животных, с детства. Не переношу человеческую жестокость к ним.

-И одном из интервью ты сказала, что вот, закончишь юридический и мечтаешь стать нотариусом. Прости, но мне показалось это как если бы д’Артаньян сказал, что мечтает стать галантерейщиком.

КВ: Это я говорила, когда мне было лет девятнадцать-двадцать. Сейчас мои мечты немного изменились (улыбается). Все чаще мне советуют попробовать себя на телевидении. 6 ноября я выступаю в программе «Танцы со звездами». Так что смотрите, болейте! Хотелось бы быть попробовать себя в роли телеведущей спортивных программ.

-Ты могла бы жить за границей?

Человек может жить везде,но мне было бы очень трудно без моих друзей, моих родных, моей мамы, моего друга.

-Когда ты последний раз плакала?

КВ: Когда услышала о трагедии в Крымскe. Это невозможно даже представить.

-Что бы ты сказала тем, кто прочтет это интервью?

КВ: Пожелайте победы всей нашей сборной по легкой атлетике. Мы столько шли к этой Олимпиаде в Лондоне! Невидимая поддержка множества доброжелательных людей – она ощущается спортсменом, придает ему силы.

This entry was posted in News. Bookmark the permalink.

One Response to A “Fire Kiss” of the Olympic Torchbearer Ksenia Vdovina

  1. Yelena Karl says:

    Спасибо за интервью, Карина.
    Желаю огромной удачи Ксениии и всей российской олимпийской сборной команде (не только легкоатлетам))) в Лондоне!!!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *